Детективная история

«Мой револьвер быстр» – вот вам образ частного детектива по Микки Спиллейну. Ходит себе эдакий супермен, валит бандитов, брезгливо снимает с себя гроздьями вешающихся на него женщин, периодически объясняет полиции, что он – не убийца, а просто так вышло, и закон всякий раз оказывается если не на его стороне целиком, то все-таки где-то рядом. Участники реального, не киношного, рынка посмеиваются: вся эта беллетристика не имеет ни малейшего отношения к действительности. Настоящий детектив рук оружием не пачкает и в чужие морды не стучит. По крайней мере, в России.

Кто кого пасет

Как сказано на сайте «Частный детектив», первые частные сыщики в нашей стране появились в начале 90-х годов прошлого века. Но спрос на расследования или поиск пропавших родственников со стороны населения был крайне невысок, поэтому основная деятельность детективов сводилась к участию в разборках между бизнесменами и «братвой». Благо люди, избравшие для себя профессию сыскаря, знали о способах разруливания подобных ситуаций не понаслышке: большинство новоиспеченных сыщиков — выходцы из правоохранительных структур и спецслужб.

Основатель, соучредитель и генеральный директор красноярской группы предприятий безопасности «Ураган» Виктор Граблин подтверждает:

— Большинство частных детективов — легальных, конечно, — бывшие оперативные сотрудники милиции.

Я из того же числа.

Граблин проработал в правоохранительных органах с 1994 по 1997 год. Был опером. В 1997-м из органов ушел. В январе 1998 года зарегистрировали с другом детективное агентство «Ураган», пробовали заниматься только частным сыском. Скоро поняли, что клиент заинтересован в комплексном обслуживании. В 2000 году открыли первое охранное предприятие, еще позже — центр охранной электроники, в итоге все выросло в группу из девяти предприятий разных сегментов деятельности, но связанных одним направлением, именуемым «безопасность». Кроме того, сегодня Виктор Граблин — вице-президент Ассоциации детективов России, которая родилась в Новосибирске, — едва ли не уникальный случай в российской практике бизнеса, когда всероссийская некоммерческая организация, что-то вроде профсоюза, создана не в столице, а в провинции.

Как утверждают эксперты, теперь внимание сыскарей в основном сосредоточено на внутрикорпоративных расследованиях.

— Чаще всего к детективу обращаются из-за краж в самой компании, — рассказывает сайту «Частный детектив» председатель правления Координационного центра руководителей охранно-сыскных структур Игорь Голощапов. — В такой ситуации руководство предпочитает провести внутреннее расследование, чтобы не спугнуть виновных и чтобы не выносить сор из избы. Ведь такие случаи способны нанести серьезный ущерб репутации любого предприятия.

Кроме внутрикорпоративных расследований, детективы зачастую выполняют по существу функции экономической разведки.

— 90 процентов нашей деятельности — это расследования в сфере бизнеса, — говорит Виктор Граблин. — Чаще всего заказы возникают в канун заключения какой-нибудь крупной сделки. Заказчик просит проверить будущего партнера на состоятельность, на порядочность.

Заказов типа «найди, с кем спит мой муж» детективы стараются избегать.

— Следить за неверными супругами имеет смысл только на Западе, — объясняет сайту «Частный детектив» основатель детективного агентства «Зов» Олег Зимин. — А в нашей стране, где традиция заключения брачного контракта практически отсутствует, это нецелесообразно: мало того, что собирать подобную информацию — это балансировать на грани закона, так еще представленные доказательства не имеют силы в суде. Поэтому устанавливать семейную слежку можно разве что ради собственного спокойствия.

— Даже участковый старается по возможности не вмешиваться в дела семейные, хотя это вроде в его компетенции, — подтверждает Виктор Граблин. — Супруги сегодня поругались — завтра помирились, а крайний кто?

Сколько стоит сыск

По данным экспертов ИК «Финам», объем рынка сыскных услуг в России за год вырос почти в два раза и достиг отметки в 120 млн долларов. Что же касается стоимости детективных услуг, то, по словам сыщиков, стандартных расценок не существует, как не существует стандартных заказов. Однако вот некоторые ориентировочные цифры: ведение корпоративного расследования в среднем обойдется заказчику в 5—6 тыс. долларов, поиск человека — 4—5 тыс. долларов, установление наблюдения за ребенком — от 500 долларов.

Это, однако, московские цены. Что касается Красноярска, цена корпоративного заказа может колебаться от тысячи рублей до бесконечности. Все зависит от сложности. Ну и, конечно, от финансовых возможностей заказчика.

Навскидку дело вроде бы прибыльное, но, по словам Олега Зимина, не все так просто.

— Большинство агентств, возникших в середине 90-х, вынуждены были прекратить свою деятельность, — говорит он. — Выжили только те, кто сумел сделать себе имя и обзавестись солидной клиентурой. В нашем деле репутация — это все. Если удалось ее заслужить — дела идут как на конвейере, если нет — приходится перебиваться случайными заказами.

Граблин подтверждает: естественное состояние частного сыскаря — сегодня густо, завтра пусто.

Киношный образ частных детективов не имеет ничего общего с реальностью. По словам Граблина, они — законопослушные граждане, хорошо знающие законы (еще бы — бывшие оперативники), помогающие милиции и не мешающие ее работе. А пистолеты им вообще по закону не положены, да и, по словам генерального директора «Урагана», не нужны. Получается какой-то уж очень гламурный образ, эдакие рыцари без страха и упрека, да еще с голыми руками и без доспехов. В это можно поверить, учитывая, что «рыцарей» не так уж много: по словам генерального директора «Урагана», в Красноярске их человек 12.

Есть еще, правда, нелегалы, работающие без лицензии. По оценке экспертов «Частного детектива», им принадлежит до 90 процентов рынка детективных услуг. По мнению тех же экспертов, и рынок растет во многом за счет нелегальных детективов. Один из таких «частников», по понятным причинам отказавшийся назвать свое имя, уверен — без официального статуса работается гораздо легче: лицензия особых прав не дает, зато ограничений накладывает массу. Понятно, что, как всякие нелегалы, действующие вне поля правового регулирования, они существенно портят кровь растущему организму. Хотя бы тем, что неизбежно демпингуют.

— Да, таких много, — подтверждает Виктор Граблин. — Конечно, они дезориентируют клиента.

Некоторые детективы относят к числу недобросовестных игроков и коллекторские агентства, специализирующиеся на возврате долгов. По их мнению, эти структуры просто нашли лазейку в законодательстве и пользуются ею.

От общего к частному

С 1 января 2010 года, согласно 272-ФЗ, детективных агентств не существует. Есть только частные детективы, которые могут работать в том числе и по найму бывших агентств. «Ураган» в числе прочих сдал свои лицензии на частный сыск.

— Честно говоря, совершенно не понимаю, зачем это сделано, — с ноткой удивления говорит Виктор Граблин. — Но, так или иначе, мы теперь превратились в консалтинговое агентство. Это, впрочем, не лишает нас права использовать по договору труд частных сыщиков, что мы и делаем. Теперь мы выступаем в роли операторов между клиентом и исполнителем.

Когда возникает промежуточное звено, цена услуги неизбежно возрастает. Может быть, это — единственное возможное логическое обоснование того, зачем законодатель поставил такой барьер на пути развития рынка частных детективных услуг. Растет цена вопроса — растут налоги и сборы. Хотя и это объяснение в условиях России, мягко говоря, не кажется убедительным.

При этом Виктор Граблин считает: российский список ограничений для сыщиков мягче, чем многие зарубежные аналоги.

— Я изучал зарубежную практику, был в Англии — там действуют очень жесткие ограничения, например на информацию, полученную частным образом, — рассказывает он. — У нас с этим попроще.

Тем не менее российские сыщики намерены выступить с инициативой изменить действующий федеральный закон. В конце июня — начале июля в Казани пройдет очередная конференция Ассоциации детективов России. Участники подведут итоги полугодовой работы в условиях действия нового закона, оценят его эффективность, плюсы и минусы.

— Мы намерены направить письмо в правительство России с предложениями внести поправки в ту часть закона, которая касается детективной деятельности, — говорит Виктор Граблин. — Все детективы придерживаются той точки зрения, что нужно принять отдельно законы об охранной и детективной деятельности. Абсолютно разное содержание работы.

 

Автор Геннадий Васильев
Фото Александра Похилько
Источник: www.vecherka.ru